FAIL (the browser should render some flash content, not this).

Хочется необычного

В очередиСтатьиО покупке недвижимости → Хочется необычного

Дома-коммуны, построенные в 1930-х, привлекают покупателей нестандартной планировкой и вдохновляют их на интересные дизайнерские решения.


Узкая прихожая около 1, 5 кв. м и три ступеньки наверх, где гостиная с потолками 3, 5 м и широким окном. Справа кухонный гарнитур в специальной нише, слева — лестница, по которой можно подняться в небольшую спальню, занимающую антресольный этаж. Такова планировка квартиры в доме-коммуне, построенном в 1931 году на Гоголевском бульваре (д. 8): архитекторы-конструктивисты Михаил Барщ, Иван Леонидов и др. пытались разработать новый формат жилья для человека эпохи социализма (некоторые авторы проекта и сами поселились в этом доме, чтобы ставить эксперимент на себе).

Экскурсию сюда организовал интерьерный журнал AD, по просьбе которого шестеро жильцов открыли свои квартиры. В вышеописанной гостиной нас встречает женщина, поселившаяся в доме сразу после окончания строительства, а весной прошлого года продавшая квартиру бизнесмену Павлу Кузнецову (он предпочитает представляться как «первый россиянин, переплывший Ла-Манш»). Она комментирует слайд-шоу, демонстрируемое на ноутбуке. А там сначала видно старый ксилолитовый пол, а вот уже и новый вариант кухонной ниши: появились крыша и желтое обрамление. Новый владелец гордо советует заглянуть в каждый уголок квартиры. «Сначала мы искали для Павла полностью отремонтированную квартиру гораздо большей площади, — рассказывает ведущий специалист отдела жилых помещений и ипотеки агентства “БЕСТ-Недвижимость” Наталия Нестерова. — Осмотрели более 20 квартир, а потом приехали в эту и, несмотря на отсутствие ремонта и габариты, Павел в нее влюбился». Общая площадь квартиры около 30 кв. м, и помимо прихожей, гостиной и спальни на антресолях здесь есть еще два крохотных санузла и место для чтения над кухонной нишей, придуманное уже современным дизайнером.

В Москве два дома-коммуны, предназначенных для постоянного проживания: этот, на Гоголевском, и дом Наркомфина на Новинском бульваре (есть еще общежитие на улице Орджоникидзе, о нем см. «Фестиваль на руинах Вавилона» в № 49 от 06.04.2007). Первыми двумя проектами руководил известный советский конструктивист Моисей Гинзбург. Особенностью этих домов стали так называемые жилые ячейки — двухуровневые квартиры с высокой гостиной, открытой кухней и довольно низкими спальней и прихожей, расположенными друг над другом. Логика простая: в спальне мы лежим и нам не нужна большая высота, а в санузле мы проводим мало времени и вряд ли нам помешает низкий потолок. Еще одна хитрость планировки дома — два типа ячеек: верхняя (как у Кузнецова) и нижняя. Они «нанизаны» на общий входной коридор, появляющийся лишь каждые три этажа, что дает определенную экономию места и строительных материалов.

Именно в нижней ячейке живет дочь одного из авторов дома, архитектора Синявского. Заходишь и попадаешь в небольшую прихожую, откуда старая деревянная лестница с перилами ведет… вниз. «На ней в детстве разыгрывали кукольные спектакли по сценариям Паустовского», — рассказывает Елена Михайловна. Кухонная ниша здесь в высоту гостиной и закрывается аутентичными складными дверцами со стеклянными вставками. Пройдя мимо кухни, попадаешь в спальню — наверху только санузел. «Мне претят стандартные квартиры», — говорит Синявская.

В такой же ячейке живет и Сергей, сотрудник компании «БалтЭкспо»: «До меня эту квартиру снимала француженка, бывавшая тут раз в месяц, — рассказывает он. — Я же, посетив один раз это место, понял, что хочу жить именно здесь, и просто предложил заплатить за аренду в два раза больше. Ждал год. А сейчас уже начался процесс оформления бумаг по приобретению». В этом же доме живут галеристка Галина Максвелл, режиссер Владилен Разгулин, диджей Рита Митрофанова (они были среди тех, кто показал журналистам свои квартиры). Каждый из них по-своему подошел к вопросу перепланировки и дизайна ячеек: к кухонной нише добавил барную стойку, поставленную поперек, чуть увеличил санузел около спальни, в вертикальные части ступеней встроил освещение… А у актера Михаила Горевого, живущего в нижней ячейке, сделан выход с верхней площадки лестницы на дополнительную антресоль, где он поставил кровать. «Ко мне приезжает 18-летний сын, и тогда спальня становится его светелкой», — рассказывает хозяин.

Уходя, сталкиваемся во входном коридоре с молодой парой. Алексей и Елена тут еще не живут — приобрели квартиру лишь три месяца назад и пока делают ремонт. «Мы хотели необычное жилье, но у меня мужской вкус, у Лены — женский, — говорит Алексей. — В результате, посмотрев множество квартир, именно в этой мы нашли “золотую середину”, устроившую нас обоих». По словам Нестеровой из «БЕСТ-Недвижимости», запросы на квартиры с нестандартными планировками поступают хоть и не часто, но регулярно, однако в продаже таковых практически нет. Впрочем, существует один подобный современный проект, в котором архитекторы переработали ячейку Гинзбурга в соответствии с требованиями сегодняшнего дня. Это «Дом на Масловке» архитектурной мастерской Николая Лызлова, представленный еще три года назад на выставке «Арх Москва». Правда, инвестор с тех пор отказался от площадки, а нового пока не нашлось.



Эксперты определили, какой дом доступен москвичам

Среди факторов, делающих таунхаусы спальных районов Москвы самыми доступными в столице, Ляля Тихомирована назвала удаленность от метро, пока не развитую инфраструктуру и некоторую пустота пейзажа вокруг