FAIL (the browser should render some flash content, not this).

Тишина на продажу

Маленькая норвежская коммуна привлекает покупателей загородных домов истинными ценностями, такими как настоящая вода из колодца и место, свободное от горных лыж. О большой любви норвежцев к природе знают все, как и о выражении «норвежцы рождаются с лыжами на ногах». Мне как-то довелось встретиться с российским специалистом в области нетрадиционной медицины. Целительница рассказала, что, находясь в Норвегии, она не смогла отделить «астральные тела» жителей страны от природного ландшафта. «Удивительно, но норвежцев невозможно отделить от окружающей среды, настолько они гармоничны по отношению к природе», – восклицала последовательница самобытных методов диагностики и лечения.

Действительно, любой норвежец не упустит возможности побыть наедине с природой, поэтому почти каждый житель страны мечтает иметь загородный дом, находящийся вдали от городской суеты. Такой дом по-норвежски называется «хютте», изначально – маленькая деревянная дачная избушка без удобств, а теперь так именуют даже загородные виллы. Один из самых богатых людей Норвегии Хьелль Инге Рёкке собирался построить хютте площадью 2, 4 тыс. кв. м, в проекте которой предусмотрено 32 туалета. Самая дорогая норвежская «дача» стоила «всего» около 20 млн долларов США, что не позволило ей попасть в список 500 самых дорогих загородных домов мира, составленный журналом Forbes.

Норвежская мечта

Хютте является «типично норвежским» понятием, разделяя первенство с козьим сыром, кофтой толстой вязки с национальным узором, вязаными варежками и харингфеле (видоизмененная скрипка с четырьмя парными струнами).

Телерадиокомпания NRK несколько лет назад нарисовала такую шуточную «типично норвежскую» картинку. Хютте. Хозяин и хозяйка, оба в вязаных кофтах и варежках, сидят перед камином, готовят себе бутерброды с козьим сыром для завтрака, наслаждаясь мелодией харингфеле. На лужайке перед дачным домиком мирно пасутся козы, которые поедают траву, для того чтобы дать молоко, из которого будет приготовлен сыр. «Когда мы пробуем вспомнить, что хорошего было в отпуске, лучше всего вспоминается сидение перед камином со стаканчиком вина или утренняя чашечка кофе на ступеньках собственного дома», – уже серьезно рассуждает философ Эйнар Эверенгет.

Норвегия – одна из самых богатых стран мира, поэтому современные загородные дома норвежцы строят сообразно своим вкусам и возможностям. В последние несколько лет в Норвегии наблюдается повальное увлечение горными лыжами, и хютте вблизи горнолыжных курортов стоят значительно дороже, чем в других местах зимнего отдыха. Дороже всего, естественно, обходятся дома на берегу моря и фьордов.

Как правило, условия жизни в хютте не отличаются от городских: в них есть электричество, водопровод, канализация, интернет и кабельное телевидение. Поэтому даже самые дешевые хютте приближаются по стоимости к жилищам в пригородах норвежской столицы. Журналисты газеты Aftenposten, изучавшие в декабре прошлого года предложения на рынке загородной недвижимости, выяснили, что потенциальному покупателю предлагали 13 домов по цене около 100 тыс. долларов США, тогда как за 200 тыс. можно было выбрать из 74 вариантов. Большинство продаваемых домов находится не далее 25 км от основных горнолыжных трасс.
Возвращение к истокам

Руководство небольшой коммуны Стур-Эдвал (коммуна – административная единица, всего в Норвегии насчитывается 435 коммун. – «Эксперт С-З»), находящейся в восточной части страны, посчитало целесообразным развивать «исконно норвежские» виды загородного отдыха. Эта коммуна всегда считалась местом охоты, рыбалки и спокойного отдыха. В 2006 году здесь, например, водилось 664 лося (в Норвегии всего два места, где насчитывается большое число сохатых). Коммуна даже по норвежским меркам малочисленна – здесь проживает 2, 7 тыс. человек на площади порядка 2160 кв. км. В Стур-Эдвале в последние годы ощущалось уменьшение населения, поэтому туризм, в первую очередь – загородное домовладение, является одним из важнейших направлений развития деловой активности. Строительная отрасль привлечет новых жителей, полагает заместитель главы администрации коммуны Андерс Киэр. «Домовладельцы значат для нас очень много, если говорить о доходах коммуны. Мы зависим от них, поэтому стараемся обеспечить их всем необходимым. Это та ситуация, когда выигрывают все», – считает Киэр.

Вместе с риэлторами коммунальные власти провели опрос общественного мнения с целью выяснить, каковы предпочтения отдыхающих здесь норвежцев. Сегодня в коммуне уже построено около 800 дачных домиков. Опрос их владельцев показал, что почти 80% жителей больше всего ценят природу, свежий воздух и тишину и лишь 14% желали бы заниматься горными лыжами и иметь доступ к горнолыжной инфраструктуре. «Результаты исследования являются прекрасным руководством для политиков. Ответы ясно показывают, чего желают владельцы загородных домиков», – утверждает замглавы администрации.
Попробуй бесплатно
Норвежские сортиры хорошо гармонируют с окружающим ландшафтом

Норвежские сортиры хорошо гармонируют с окружающим ландшафтом

Никаких подъемников для горнолыжников, никаких трасс для слалома и никаких шумных вечеринок, знаменующих окончание лыжного дня. Больше отдыха, тишины и чистой проточной воды – такими лозунгами хотят привлечь покупателей новых домов риэлторы и коммунальное руководство. Коммуна и риэлторская фирма Myrvang Eiendom продвигают свой проект под лозунгами «Свобода от слалома» и «Простые стандарты». Продавцы надеются также, что покупатели соблазнятся слоганами типа «Ваша чистая вода будет подлинным стилем хютте». «Люди обычно смеются над нами, когда мы рекламируем наши участки как „свободу от слалома“ и „вне горнолыжной трассы“», – говорит риэлтор Хокон Акре корреспонденту газеты Aftenposten. – Но времена меняются. Множество людей хочет, чтобы их дети поняли ценность живой природы, мира и покоя».

Как утверждают риэлторы, построенные здесь дачные дома предназначены в первую очередь для тех, кто хочет быть ближе к природе. Несколько участков, где можно построить деревянные домики без удобств, находятся в окружении старых бревенчатых срубов, в которых раньше жили лесорубы. Поселок расположен в живописной горной долине Эстердален на возвышении в 800 м. Андерс Киэр считает, что важным обстоятельством, способствующим росту популярности данного места, является глобальное потепление. «Если задумываешься о том, как проводить зимний отпуск в будущем, то Стур-Эдвал – прекрасное место. Если ищешь, где снег держится долго, то это как раз здесь», – утверждает он. Построенный в этом месте дом площадью до 120 кв. м будет стоить всего около 35 тыс. долларов США. Те, кто только размышляет о покупке земельного участка в Стур-Эдвале, могут бесплатно остановиться на выходные в гостевом домике, где нет электричества, света и водопровода. Таким образом, у клиентов есть возможность оценить достоинства и недостатки такого отдыха прямо на месте.

Простые ценности

Нет ничего необычного в том, что норвежцы не боятся жить без особых удобств, считает Эйнар Эверенгет. «Большинство из нас чувствует, что существует разница между жизнью дома и в хютте, а многие все еще разделяют идеологию, что жить следует несколько проще», – считает ученый. Он, конечно, понимает, что у такой точки зрения в современном мире есть немало противников. «Вы найдете массу недостатков в том, что может считаться простым отдыхом. Достаточно подвергнуть сомнению тезис о том, что естественно пользоваться туалетом на улице. Однако желание большей простоты на отдыхе сродни мечте о жизни на природе. И говоря о естественном, мы частенько вспоминаем именно то, с чем связаны наши лучшие воспоминания о последнем отпуске», – полагает Эверенгет. Отметим, что туалетами на улице пользовались еще во времена викингов, причем их нередко строили общественными, до ста «посадочных мест» – чтобы можно было пообщаться. И такое общение было очень даже приятным: ведь хотя норвежские дворовые удобства снаружи выглядят совсем как отечественные, разница есть, и состоит она в определенных ноу-хау. Во-первых, в гористой Норвегии сортиры старались строить на утесе, нависающем над водным потоком, так что вода тут же уносила нечистоты вместе с запахом. Там же, где такой возможности нет, в самом домике до сих пор ставится корзинка с измельченной корой хвойных деревьев. После посещения туалета в яму высыпают немного коры, что облагораживает как запахи, так и консистенцию.

Сам философ вспоминает свободное время, проведенное на родительской ферме в Эстердален, где с крыши дома свисали удочки. «Мы внушаем себе представления о том, что такое настоящий отпуск. Мы вспоминаем то время, когда были детьми и радовались от одного предчувствия поездки на природу. И эта простота апеллирует к нашим воспоминаниям. Мы помним, как приезжали в маленькую хютте, там было пыльно, но это был запах настоящего загородного дома, – говорит Эверенгет. – Наверное, все дело не в самом загородном доме, а в наших представлениях о нем. Старая бревенчатая избушка с туалетом на улице в старые добрые времена тоже была знамением прогресса».

«Мы полагаем, что рынок загородного жилья разделен. Кое-кто по-прежнему предпочитает стеариновые свечи. Другим подавай те же условия, что они имеют дома», – утверждает Андерс Киэр. Он хотел бы видеть в Стур-Эдвал больше тех, кто разделяет классические норвежские традиции «хюттевладения», когда твой городской статус не имеет никакого значения. Однако даже самые заинтересованные в простых ценностях клиенты все же просят оборудовать дороги до самого порога загородного дома. Тем же, кто не может жить без джакузи и интернета, предлагаются домики с привычными городскими удобствами, которые стоят от 55 до 110 тыс. долларов с участком порядка 30−50 соток. Но и это предложение продавцы рекламируют как место, свободное от горных лыж.



Хочется необычного

м, и помимо прихожей, гостиной и спальни на антресолях здесь есть еще два крохотных санузла и место для чтения над кухонной нишей, придуманное уже современным дизайнером