FAIL (the browser should render some flash content, not this).

Закон бумеранга, или Милые пустячки на память

В очередиСтатьиВиды управления домом → Закон бумеранга, или Милые пустячки на память

Идти на прием в ЖЭК или к домоуправу иногда бывает очень неприятно. Особенно, если с просьбой. Если могут отказать – значит, почти наверняка откажут! Но вот фокус – и работники жилкомхоза могут в роли просителя оказаться! Об этом рассказывают риэлторские байки.




На память об ушедших в мир иной родственниках могут остаться добрые воспоминания и несколько фотографий. Или квартира и антиквариат ценой в состояние.



Помни о законе бумеранга!



Дом дореволюционной постройки. Квартира - на первом этаже, так называемый «бельэтаж». Вообще «бель» с французского переводится как «великолепный». Особо великолепным было то, что с лестничной приквартирной площадки был запасной выход. Жильцы его облагородили, установили массивные красивые двери, провели звонок. И получился выход в соседний двор. Жильцы квартиры им активно пользовались, особенно удобно было, когда приходилось заносить в квартиру тяжелые вещи – прямо со двора к квартире, не надо таскать через «белый» двор и парадную. Еще удобно было у второго выхода ставить машину.



Но пришли иные времена – двор, в который выходил черный ход, закрыли на ворота. И, в общем, ради бога…Но жильцам “бельэтажной“ квартиры ключей от ворот не дали, сказали: это не ваш двор. Они обиделись, пошли в ЖЭК. А вот там уже развязалась война. Домоуправша объяснила, что никакой двери по плану там нет, а есть там окно. Вот оно, на плане. Домоуправу объясняют, что план – вещь виртуальная, а дверь – реальная, ею и жильцы, и сантехники, и дворники пользуются. Та отвечает, что ключа от ворот все равно не даст. Не хочет, и не даст. А если будете скандалить, то дверь заделаем, в окно переделаем. Будет окно и в реале. В угрозы жильцы не поверили – все знают, как “оперативны” жилслужбы и в плановых-то делах. Но страсти покипели-покипели и осели в долгий ящик. Пока не вздумали люди квартиру продавать.



Покупателей риэлтор Татьяна нашла небыстро и непросто. Но вроде надежных – все понравилось. Особенно им понравился запасной выход и площадка перед ним. Так и просится для машинной парковки. Тем более – двор закрытый. Хозяева квартиры объяснили риэлтору Татьяне, в чем загвоздка с этим выходом – ключей от ворот у вредной жилищной дамы не получить. Татьяна вызвалась уладить «ключевой» вопрос. Но с первого же ее визита к домоуправу толку не получилось – только бестолковый скандал. Женщина-домоуправ хамила с удовольствием, с полным сознанием своей власти и правоты.



Причем аргументы, как это и бывает в идиотских спорах, приводила самые абсурдные – а зачем вам ключи от окна. Вот, мол, как только люди в соседнем дворе жить лучше стали, ворота поставили, все им завидовать стали и бросились ключи просить. А риэлторы (Татьяна представилась, конечно) вообще обнаглели, только что в Думе не заседают. Все за всех решать хотят.



В общем, полный бюрократический тупик. И, чтобы не упустить покупателей, надо было идти и оформлять официальный статус двери как отдельного выхода. А потом, пробиваясь сквозь бюрократические рогатки, добиваться ключа. Делать это вызвалась Татьяна.



Но судьба миловала ее от этих мытарств. Как раз тогда она поняла, как важно оказаться в нужном месте в нужный час. Дело было так. Татьяна зашла в районный военкомат, где работала ее мама. Не военным комиссаром, но в должности тоже не последней, с отдельным кабинетом. Татьяна тихой мышкой копошилась за компьютером, мама принимала посетителей. Татьяна шлепала по клавиатуре и старалась не отвлекаться на входящих-выходящих людей. Но, глянув в сторону неприятно-знакомого голоса, Татьяна узнала вдруг в одной из визитерш жэковскую даму. Ситуация у той следующая: сын призывного возраста, в армию, естественно, ребенка отдавать не хочется, но до поступления в институт его вполне могут успеть призвать. А в медсправке, несмотря на букет заболеваний у мальчишки, написано «частично годен». Ситуация, где можно лишь посочувствовать и спросить – а где вы раньше-то были, до наступления призывного возраста. И почему до сих пор люди в белых халатах не ваши лучшие друзья? Ведь ребенок-то действительно нездоров.



Жэковская дама тоже увидела Татьяну. Видимо решила, что Татьяна по совместительству с риэлторством еще и в военкомате подрабатывает. А, может, и ничего не решила. Просто испугалась – вдруг по Татьяниной команде у нее сейчас ребенка отнимут и прямо на месте обреют. И до того-то она была далеко не такого победно-хамского вида, как на рабочем месте. А тут совсем сникла и залепетала что-то типа «приятно хорошего человека встретить». Тут Татьяна и разглядела, что тетенька не такая и противная. Что-то человеческое в ней проклюнулось. А еще бы – ребенок под дамокловым мечом. Не до хамства.



Выходя из кабинета, дама шепнула Татьяне, что ключики от ворот она сама сегодня жильцам занесет, жаловаться никуда ходить не надо. А то что это такое – дверь на улицу есть, а людям не выйти. И ключи действительно принесла, и еще извинилась – рассказала, что нервничала и не в себе была, потому что сына хотят «забрить».



Сделка состоялась. А Татьяна от души желает, чтобы тот мальчик, и все прочие мальчики без личного желания никогда не попали в армию.



«Да несите на помойку!»



Татьяне наследники одной почившей девяностолетней бабули поручили продать комнатку на Суворовском. За ценой не гнались, лишь бы побыстрей. Дали ключи и все полномочия – придут только на сделку.



Когда Татьяна впервые вошла в помещение, поняла, что в таком захламленном виде комнату показывать не будет – ее и бесплатно-то возьмут лишь от великой нужды. Значит, следует комнату разобрать. Хозяева в отъезде – значит, все придется делать самой. И платить тем, кто будет таскать-мыть тоже придется самой…



В соседней квартире как раз шел ремонт. Гастарбайтеры за небольшую сумму подписались на генеральную уборку комнаты.



Хозяева по телефону разрешили выбросить все – ценностей, мол, там нет.



Началась чистка «авгиевых конюшен». Естественно, под присмотром и с деятельной помощью Татьяны. Гастарбайтеры, хотя и симпатичные попались, но отвечает-то за все она…



В одной из кучек слежавшегося тряпья Татьяна обнаружила бумажный пакет. Машинально сунула туда нос – и извлекла на свет старинную книгу. Восемнадцатый век, иллюстрированный справочник по акушерству и гинекологии, с золотым обрезом. Рядом лежала маленькая картина –деревенский полдень, река. Сирени в цвету.



Выбрасывать явно антикварные предметы Татьяна не стала. По приезде хозяев доложилась – найдены вещи, которые, возможно, представляют немалую ценность. К тому же – память о человеке, видимо, бабуля именно эти вещи берегла. Возьмите, жалко на помойку нести! Хозяева отмахнулись – да какие там у бабульки ценности! Все, что было, в блокаду еще продать пришлось. Выбрасывайте все или себе берите, раз понравилось! В благодарность за хлопоты по уборке. Но Татьяна была настойчива и передала при встрече и книгу, и картину в руки наследников.



Комната удачно продалась, Татьяна уже и подзабыла про ту свою «уборочную» сделку, когда однажды на пороге ее агентства нарисовался … огромный букет. Из-под букета виднелись ноги в брюках, а сбоку –еще и тортик размером с автомобильное колесо. То есть за всей этой роскошью скрывался посетитель. Который оказался бывшим клиентом – тем самым наследником, которому все некогда было разглядеть как следует, что унаследовал. Оказалось, что Татьяна спасла картину известного русского художника Васильева. Которую эксперты Русского музея оценили ну очень дорого. Кроме того, прибавил бывший клиент, это память о прабабушке.



Вот так вот. Единственный вопрос возник у Татьяны – а просто картина, неизвестного художника, материальной ценности не имеющая, это еще не память о бабушке? Необходимо заключение эксперта? Но вопрос был риторическим, поэтому Татьяна вслух его не произнесла.



Источник: http://bn.ru/
Считаем квартплату

Если они зарегистрированы в квартире, но не являются членами одной семьи, то с собственника единственного жилья на причитающуюся ему долю начисления производятся по ценам с учетом бюджетных субсидий